RSS

На Севере Москвы увековечили память писателя Василия ГроссманаМеждународный день памяти жертв Холокоста установлен Генеральной Ассамблеей ООН в 2005 году и отмечается 27 января. Накануне на Красноармейской дом 23, где писатель Василий Гроссман жил и работ

26.01.2009

Авторы проекта — архитектор Александр Великанов и скульптор Александр Цигаль — создавали мемориальную доску по фотографиям Гроссмана. Как было отмечено на торжественном собрании, чтобы точнее передать образ писателя, авторы встречались и беседовали с его родственниками, с теми, кто близко знал Василия Семеновича.
На открытии присутствовали большое число представителей правозащитных организаций Москвы, а также деятели культуры, писатели и официальные лица.
В своем выступлении член общественной палаты при президенте РФ, президент фонда «Холокост» Алла Гербер отметила, что «открытие мемориальной доски-то, чего мы ждали много лет. Василий Гроссман умер в 64, написал он много, при жизни увидел мало из того, что было написано им».
«Это классическая русская литературная традиция, его интересует человек, отношения между людьми. Это — самое главное для него, он гуманист, более чем достоин, чтобы его читали. Это одна из вершин русской литературы XX века», — сказал журналист Николай Сванидзе.
Писатель Василий Семёнович Гроссман хорошо известен читателям. Его книги пользуются неизменной популярностью, их активно издают и в наши дни. Хотя творческий путь писателя не всегда был гладким.
После войны для него начались «черные дни». «В 1946 году была буквально разгромлена критикой его пьеса „Если верить пифагорейцам“. Через три года был уничтожен уже готовый тираж „Чёрной книги“, посвященной геноциду. И это притом, что его крупный очерк о геноциде евреев „Треблинский ад“ распространялся отдельной брошюрой на Нюрнбергском процессе как документ от обвинения», — отмечает публицист Владимир Рогоза.
Роман о Сталинградской битве «За правое дело» хорошо встретили читатели, благожелательны были и первые рецензии. Но затем появилась разгромная статья в «Правде». Что такое в то время стать автором произведения с «антисоветской сущностью», объяснять не надо. В 1960 году выходит его роман «Жизнь и судьба», в котором, как и в предыдущем, пытался без прикрас рассказать читателям всю страшную правду о войне. Редколлегия журнала «Знамя» делает вывод, что он «для публикации неприемлем».
В феврале 1961 года к писателю пришли «люди в штатском», которые изъяли у него черновой вариант повести «Все течет», в которой тоже хватало «крамолы».
Особых репрессий в отношении Гроссмана не последовало, его практически перестали печатать. Времена были уже не сталинские, и Гроссман обратился с письмом к Хрущеву. Генсек не откликнулся, но писателя принял Суслов, который посоветовал об этом романе забыть, но работать продолжать и даже пообещал выпустить пятитомное собрание сочинений Гроссмана.
Гроссман никогда не был диссидентом, он просто хотел писать правду и печатать свои книги на родине. Роман «Жизнь и судьба», как и повесть «Все течет», все же пришли к читателям в конце 80-х, но сначала они были изданы за границей, куда рукописи переправили друзья писателя. К сожалению, автор их уже не увидел. Василий Семёнович Гроссман умер 15 сентября 1964 года. Похоронен он на Троекуровском кладбище в Москве.

Если вы нашли ошибку: выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Сообщение об ошибке

Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
Неверно заполненное поле
*
CAPTCHA Обновить код
Play CAPTCHA Audio

Версия для печати

Яндекс.Метрика